( 1 Проголосовал ) 
 

Интервью группы Rise Against о новом альбоме The Black Market 2014

(Interview Rise Against about album The Black Market 2014)

 

Rise Against возвращаются 15 июля с их 7-ым альбомом, The Black Market. Но некоторые могут быть удивлены музыкальным и смысловым направлением новой пластинки чикагской панк-рок группы. Квартет вернулся в студию The Blasting Room в Форт-Коллинс, Колорадо, с продюсерами Биллом Стивенсоном и Джейсоном Ливермором, и начали запись своего самого музыкально-авантюрного и личного в плане текстов альбома. Кое-что в значительной мере сказалось на гитаристе/вокалисте, Тиме Макилроте. Потеряют ли они с новым альбомом поклонников или приобретут новых, сложно предсказать, но группа тверда в своем решении постоянно двигаться в разных направлениях. В The Black Market у них это определенно получилось

Мы недавно поговорили с Макилротом о том, что вдохновило его на альбом и о том, почему же этот альбом не похож на остальные записи группы.

- Что вдохновило вас на написание The Black Market?

Тим Макилрот: - У нас не было много текстов, когда мы записывали музыку. Я просто напевал мелодию, а не реальные слова, в большинстве случаев. Я пытался понять, что мы еще можем сказать в нашем седьмом альбоме, и остаются ли темы наших песен все еще актуальными. В конечном итоге, я сделал много заметок для себя. Я начал по-настоящему задумываться о том, кем мы являемся как группа, что мы делаем для жизни и что мы значим для людей. Весь процесс написания песен был интересным, потому что когда мы записываем альбомы, мы тревожим чувства глубоко внутри нас. В перерыве между альбомами этого не нужно делать. Поэтому при создании этой пластинки мне пришлось снова погрузиться в себя и вспомнить это. И это заставило меня думать, что создавать песни - ужасная пытка, когда ты закапываешься в грязь и уже не можешь остановиться, пока не напишешь песню.

- И как это повлияло на вас?

Тим Макилрот: - Этот альбом оказал на меня больший эффект, чем предыдущие. Многим музыкантам приходится уединяться в темном уголке, чтобы написать свои лучшие произведения. И мне пришло в голову, что я спускаюсь туда уже 15 лет, и это был момент осознания, когда я подумал: "Что же мы все-таки делаем, или что люди ожидают или хотят от нас? Как мы вписываемся в их жизни с песнями, которые мы пишем?". В конечном итоге я просто не знал, о чем писать, поэтому написал об этом. Я написал о том, кем мы являемся как группа, и что мы делаем, и из этого получился The Black Market. Я говорил о пробуждении чувств, о процессе написания песен, о том, что приходится пачкаться, чтобы создать что-то и поделиться этим с кем-то. Это может быть очень ценным опытом. Вот из этого получилась заглавная песня, и многие другие песни из альбома крутятся вокруг этого.

 

fotografii-Tim-McIlrath-hard-core-RiseAgainst-on-stage-Satellite-2012



- Каков он был, момент самоосознания?

Тим Макилрот: - Сначала я воспринимал это болезненно и ощущал опасность. Это было как "Почему я это делаю? Почему я тревожу эти чувства?". Это не прошло бесследно. И чем больше я об этом думал, тем больше понимал, что это есть внутри каждого из нас, и выявить это было ценным опытом. Положительной стороной было то, как ты с этим справляешься. Это было своего рода терапией, и что я хотел сделать в этом альбоме, было в противовес такому состоянию. Я захотел написать об этом, и поймал себя на мысли, что думаю так первый раз за 15 лет, о цене лирики нашей группы, и что она может значить. Все это легло в основу песен.

- Как разные направления в лирике повлияли на песни? Я знаю, вы говорили, что слова пишутся после музыки, но меняет ли это песни в целом?

Тим Макилрот: - Да, я думаю, что это так. Музыка была написана после вопроса "Что мы можем еще сказать такого, чего раньше не говорили?". Поэтому мы стали писать немного о других вещах, мы придерживались разных мнений и говорили: "Давайте не будем бояться написать именно то, что мы хотим написать". Нам не надо было писать большие припевы и совместные партии, если мы не хотели этого. Мы хотели записать песни такими, какими их слышали. Именно так мы и сделали. И может поэтому песни получились более мрачными. Это был процесс, который был действительно полезным, потому что я чувствовал, что мы играли так, как не играли прежде, поэтому каждый был взволнован и возбужден этим фактом.

- Я заметил, что вы также экспериментируете со стилем вокала в The Black Market.

Тим Макилрот: - Я не совсем контролирую свой голос. Я просто пою, как получается. Я пел, мы с Биллом Стивенсоном говорили об этом раньше, и мы с ним сошлись во мнении, что в моем голосе нам необходимы грубость и жесткость, но также у нас было несколько песен, в которых мы пытались сильно его смягчить. Так, в этом альбоме я хотел сохранить всю эту жесткость. Я не самый идеальный певец, не будем никого обманывать. Давайте соберем всю жесткость и ту фигню, которые получаются, когда я пою и все рычание и надрывность в моем голосе, давайте сохраним все это. Некоторые песни действительно хороши, но я не хотел, чтобы в них была хорошая вокальная партия. Я хотел, чтобы они звучали более грубо и "грязно". Я также считаю, что становлюсь более уверенным, как певец, так что готов пробовать разные приемы, и это то, что вы слышите на записи.

- Временами это напоминает мне Black Album Металлики, когда в голосе Джеймса Хэтфилда появилась "развязность".

Тим Макилрот: - Хм, интересно. Никогда не думал об этом. Но вы правы, думаю, что есть разные приемы, которые я открываю для себя, так что пытаюсь их использовать. И будет здорово, если эти приемы войдут в мой постоянный арсенал, и мы сможем записать альбом, не похожий на предыдущие шесть. Если будет так - миссия выполнена.

- Считаете ли вы, что ваши выступления на Revival Tour и многих акустических концертах помогли вам развить больше уверенности в голосе?

Тим Макилрот: - Я определенно узнал много нового о своем голосе, выходя на сцену с одной только акустической гитарой. Это то, что я делал с Rise Against, но никогда не делал самостоятельно. Я помню, что нервничал на Revival Tour перед 200 людьми гораздо больше, чем на концертах Rise Against перед 2000-й публикой. Вспоминаю как понимал, что если остановлюсь, все пропадет. Если облажаюсь, это услышит каждый. Это то, с чем имеет дело на сцене каждый певец или автор песен, но я не был к этому полностью готов. Я был там (на Revival Tour) 2 или 3 недели, но только под конец почувствовал себя комфортно. Это заставило меня серьезно задуматься о своем голосе. Я не удивлюсь, если это помогло при записи альбома. Я готовился к тому туру тоже. Я проводил много времени в своей домашней студии, просто распеваясь, и уверен, что это сыграло не последнюю роль при записи альбома.

- “I Don’t Want To Be Here Anymore” - заглавная песня альбома. Группа ведь обсуждала эту тему? Эта песня может быть истолкована как негативная или даже приносящая вред мысли и идеи, даже несмотря на то, что в песне может быть совершенно иной смысл.

Тим Макилрот: - Я никогда не думал о негативном восприятии песни, пока кто-то мне не сказал об этом. И я не хочу, чтобы она воспринималась в таком ключе. Я хочу, чтобы она была той, уводящей от действительности вещью, после которой ты понимаешь: "Я не подавлен этим окружением, этими отношениями, этим миром, и хочу выбраться и сбежать". И это был тот момент, когда все надоело и хотелось сказать: "Да пошло оно все. Я хочу уйти". И для меня это действительно позитивная штука, особенно, если хочешь выбраться из всего опасного или приносящего вред, или негативного. Эта песня именно о таком моменте. Это даже не об ответе, а о моменте ясности, когда понимаешь: "Я выше этого. Давай уедем отсюда". Поэтому эта песня не совсем о негативных вещах. Но я понимаю, как это может быть истолковано в противоположном смысле. Нам нужен был сингл, но мне было все равно, что это будет за песня, честно говоря. Я всегда ухожу от подобных разговоров. Никто из группы меня больше не слушает, потому что я голосовал за то, чтобы убрать Savior из Appeal To Reason. [Смеется]. Поэтому я потерял право участвовать в разговорах о том, какую песню выбирать для этих целей. Синглы для меня, как предисловие к альбому, но они значат не больше, чем остальные песни, так что я счастлив уступить кому-то. Они все для меня, как дети, и неважно, какая песня будет тем "крюком", что затянет вас в альбом, мне плевать, какая именно это будет песня. Я люблю их все.

- В The Black Market есть несколько песен, которые не нравятся олд-скульным фанатам. Вы разговаривали об этом, пока работали над альбомом?

Тим Макилрот: - Не каждая песня может понравиться всем сразу. Наши поклонники делятся на множество разных групп. Я люблю всех, нам очень повезло иметь таких фанатов, но в какой-то момент вам нужно просто забыть о них. Это как для некоторых людей любимым альбомом является Siren Song Of The Counter Culture, но для других это альбом, с которого мы "продались", и они его ненавидят, и только Revolutions Per Minute их любимый альбом. А все, что вышло после него - дерьмо. Вы понимаете, о чем я? А некоторые вообще говорят, что только The Unraveling нормальный, и все, что после первого альбома - отстой. И они просто не могут поверить, как мы могли даже подумать о том, чтобы что-то изменить в группе после The Unraveling. Но мы продолжаем двигаться вперед рядом с разными поколениями фанатов, которые присоединялись к нам во времена разных альбомов вплоть до последнего. В какой-то момент ты понимаешь, что не можешь выиграть эту битву. Не можешь угодить всем сразу. Все, что ты можешь, это обратиться к себе и написать песни, которые хочешь сам, и ты знаешь, что они понравятся не всем. Это то, что в конце-концов позволяет себя хорошо чувствовать. Единственное давление, которое мы ощущаем, - это то давление, которое мы сами на себя оказываем. Мы рискуем, и мы давно перешли тот порог, когда нас волновало, что люди о нас подумают. Мы просто сделали выбор, повинуясь внутренним ощущениям. Так мы делали в течении какого-то времени.

- Вы помните, что чувствовали, когда первый раз послушали альбом?

Тим Макилрот: - Честно говоря, прошло много времени, прежде чем послушал альбом, после того, как записали его. Это не было похоже ни на один из наших предыдущих альбомов, мы как будто пробирались сквозь кусты глубоко в лес, при этом записывая песни. Это был такой интенсивный творческий процесс, и было так утомительно, что как только мы закончили, мне не хотелось ничего делать с альбомом в течении длительного времени. Я еще не прослушал его до конца, но послушал некоторые песни, и мне больше всего нравится то, что слышу песни, которые не похожи на те, что в предыдущих альбомах. Когда услышите альбом, вы поймете, что это часть The Black Market, и не спутаете это ни с чем другим.



Перевод: Лада Даньшина 

 

Другие статьи и интервью группы Rise Against

 

 

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Защитный код
Обновить

Интересное

На форуме

Новости группы

Авторизация